Все ново непривычно не знакомо на плечи опустились якоря

Отзывы о Генеративном Райх коучинге. | Райх | ВКонтакте

Она откинула серо-серебряную челку с глаз, не сумевших ей помочь. Иффек дернул плечами, пытаясь подражать человеческому жесту Все его тело покрылось липким холодным потом, грудь вздымалась, .. Колин опустился рядом, поглядывая в том направлении, куда ушли Он снимается с якоря. Плечи Джаспера тряслись от едва сдерживаемого смеха. . Но тут же ее голова уткнулась в чье-то упругое тело, а на плечи опустились сильные руки. .. лишилось всякого выражения — явление, хорошо знакомое Джасперу по Но все это так ново для меня, и я действительно не знаю, чего ожидать. Начать с начала и не потянуть за собой груз уже прожитых лет. Ты поспи, тебе полезно, а завтра всё вспомнишь. А не Было тяжело с непривычки, волосы облепили мокрый от пота лоб, и дико чесалась шея. .. Хороший выбор, - на мое плечо опустилась тяжелая рука, - это Горт. Горт.

Открывала глаза, ожидая увидеть стены машины скорой помощи, а увидела склоненную ко мне голову старушки. По её щекам бежали дорожки слёз, она держала меня в объятиях и качала как маленькую, тихо причитая.

Теперь все будет хорошо, теперь все славно Потому что свою бабушку я помнила и эта сухонькая старушка на неё похожа не. Ни на кого из знакомых не была похожа. Я прикрыла глаза, понимая, что не могу сопротивляться шторму в своей голове и ухнула в черный колодец беспамятства. Я проснулась, но не торопилась открывать. Тихонько лежала, прислушиваясь к своему организму и окружаещему.

Боли как таковой уже не было, лишь тяжесть в голове и небольшой звон. Рядом слышались голоса - молодой женский и надтреснутый старческий. Я не возьму на себя такую ответственность. Родители приказали не пускать вас на порог, а жених вообще не в курсе что я. Здесь вам хватит на первое время.

Глаза открылись сами и картина открывшаяся моему взору поражала. Я находилась в небольшом помещении, за окном прикрытым белым тюлем начинались сумерки и на столе стояла лампа похожая на керосинку. Перед столом у окна сидела молодая леди.

Другого слова чтоб описать девушку даже в голову не приходило. Темно каштановые, с рыжиной волосы, обрямляли аккуратную головку, складываясь в сложную прическу. Большие зеленые глаза и губы бантиком, изящная фигура с идеальной осанкой. Она сидела на самом краешке стула и смотрела на старушку, что стояла перед. Я зажмурила глаза пытаясь справится с подступившей паникой. Тихо Катя, тихо, - убеждала я сама себя - это просто сон, тебе ведь часто снятся реальные сны.

И мы это докажем! А во-вторых, зачем нам что-то доказывать? Мы все разузнаем и расскажем. В том месте постоянно исчезают люди. Там всегда кто-то исчезает.

Это не квартал, а выгребная яма. Хуже места в городе я не знаю.

Крестьянский сын

Там находили трупы, перекушенные пополам! Кто мог так убивать?! Да и не только. Тогда мой отец будет выглядеть, мягко говоря, глупо… Глаз! Я вот что тебе толкую: Он выглядит совсем как человек! Но по каналам передвигается, как аргонианин, под водой. Потому-то я и обратила на него внимание. Я осмотрела место, где он выходил из воды.

Ошибки быть не может — первые несколько следов крокодильи, а дальше — человеческие. Светло-Глаз захлопнул челюсти и покачал головой. И давно придуманы зелья и амулеты, позволяющие даже таким слабакам, как вы, дышать под водой. Он все время так поступает! Глаз, помоги мне убедиться. Аргонианин со свистом выдохнул. Он не вернется в логово до наступления ночи. А если так, то нам пора выдвигаться. Я назвала это логовом.

Миновав холмы старого имперского квартала, они оказались в древнейшей части Лилмота — Загнилище. В давние времена, когда Империя диктовала волю провинциям и могла обеспечить порядок в подчиненных ей землях, не только ящеры Чернотопья, но и люди строили здесь свои дома, но теперь только самые отчаянные смельчаки или безумцы рисковали искать пристанище в этих местах.

Патрулей городской стражи тут днем с огнем не сыскать — лишь нищие, норы и грабители, чудовища… А еще противники главенствующей партии Ай-Зайлиля, преследуемые за их политические убеждения.

Логово нашлось довольно быстро: В остальных комнатах царили разруха и запустение, что вовсе не удивительно для Загнилища, мебель превратилась в груду обломков, за исключением, пожалуй, парочки кресел и кровати. Странно, что заброшенное жилище не кишело крысами — из-под ног выскочила всего одна.

Едва им удалось оглядеться, как со стороны улицы послышались приглушенные голоса. Единственный путь оказался отрезан. Аннаиг и Светло-Глаз отступили в угол, к каменной стене. Здесь они нашли старую лестницу, которая вела на второй этаж, а потом принялись карабкаться еще выше по ветхим деревянным стойкам каркаса, пока не достигли стропил. Девушка удивилась — что же за древесина может так долго сопротивляться сырости и гнили?

Но лучшего убежища все равно не найти… Глаз жестом приказал ей молчать и не шевелиться — люди, вошедшие на первый этаж, осмотрелись по сторонам и даже взглянули вверх. Аннаиг украдкой вытащила из кармана куртки глиняную бутылочку, откупорила и выпила одним глотком. На вкус зелье напоминало дыню, но сильно горчило. Почти сразу в груди стало теснить, а мышцы пронизала легкая дрожь. Сердце забилось часто-часто, но вовсе не от страха.

Слабые звуки на первом этаже вдруг стали слышны так хорошо, как если бы она находилась рядом с говорящими. К незнакомцам неспешно приблизился еще один, и Аннаиг узнала человека, за которым следила в течение нескольких истекших дней. Тьма скрывала его лицо, но, увидев горбатую спину, девушка ясно представила грубые черты и патлы нечесаных волос.

Не проще ли нанять ящериц? А кроме того, у стражников есть угри, нарочно натасканные, чтобы охотиться на аргониан. Они запустили их во внешний канал. Но я намазываюсь слизью угря, и рыбы принимают меня за.

Почему ты не бросишь эту работу? Человек стянул через голову рубаху, а вместе с ней и горб. Можешь даже попробовать, если хочешь. Аннаиг выругалась, ударяя кулаком по стропилу, на котором сидела: Это никакой не веркрок! Вот теперь девушка ощутила страх — настоящий, животный ужас.

Не мои — это. Я отправил Патча Фликса прикончить. Но только она пошевелилась, как что-то свистнуло у самой щеки, и девушка пронзительно взвизгнула. Нам нужно выбраться на крышу! Они помчались, перепрыгивая с одного стропила нa другое. Позади кто-то кричал, Аннаиг слышала, как преследователи топочут по толстым балкам. Почему же она не услышала их приближения? Или это какая-то магия? Он показал на дыру в скате крыши — черепица давно уже обвалилась, открывая выход наружу.

Выбравшись, они полезли вверх, цепляясь за неровности черепицы. Аннаиг чувствовала жар в груди и надеялась, что это одышка, а не воткнувшаяся между ребер стрела или метательный нож. Вскарабкавшись на конек, они уселись — от земли их отделяло пятьдесят футов. Девушка вытащила из кармана два пузырька и протянула один Светло-Глазу. Но есть надежда, что это зелье даст нам возможность летать. Где ты его взяла? Ты сама его сделала?

Не помнишь, что получилось, когда я выпил твое зелье невидимости? Ты стал почти невидимым! Моя кожа стала прозрачной! Я был похож на кучу требухи, которая ходит сама по себе! Аннаиг отпила из бутылочки. Это наша единственная возможность спастись. Их преследователи уже выбирались на скат. Девушка вскочила и выпрямилась, мельком подумав: Но гадать оказалось некогда — поскользнувшись, она сорвалась с покатой крыши и с отчаянным криком рухнула.

Вначале она летела камнем, но потом полет постепенно замедлился, будто девушка превратилась в мыльный пузырь. Позади на крыше раздавались удивленные крики людей, а обернувшись, Аннаиг увидела, что Светло-Глаз парит рядом с.

Ты должен больше мне доверять! И едва Аннаиг произнесла последнее слово, как оба рухнули. На виллу они вернулись уже за полночь — злые, покрытые синяками и ссадинами, провонявшие мусорном кучей, которая очень кстати оказалась внизу и тем самым спасла им жизнь.

Отца Аннаиг они нашли в том самом кресле, где утром сидела девушка. Она не понимала этого человека. Захватив из погребка три бутылки, они поднялись на верхний этаж, где удобно устроились на балконе девушка, зажгла маленький бумажный фонарик, и свет заиграл на гранях хрустальных кубков.

Внизу расстилался старый имперский Лилмот: Лишь кое-где город подсвечивали парящие в воздухе желтые светлячки и бледно-зеленая плесень, дальняя родственница смертельно опасных болотных огоньков.

Ящер неторопливо моргнул и ответил: Помолчав немного, Глаз задумчиво проговорил: И даже не просто крокодил. Зато мы можем доложить стражникам о торговцах скумой. Торговцы легко найдут другой канал поставки. Даже если стражникам удастся поймать эту шайку, сколько их еще останется? Торговлю скумой уничтожить невозможно. Не обижайся, пожалуйста, Глаз, но мне часто хочется, чтобы мы все еще жили под властью Империи. Император Титус Мид начал восстанавливать державу, и его сын Аттребус идет по стопам отца.

Они стремятся вернуть равновесие в наш мир, восстановить порядок, а мы… Мы здесь просто сидим и ждем, когда все наладится само. Мы можем там побывать и собственными глазами оценить разницу. Поверь, Ан, мне гут нравится. Лилмот — моя родина. Мы знакомы с rex пор, как я вылупился из яйца, можем беседовать о чем угодно, у нас нет тайн друг от друга.

Знаешь, я не хочу покидать Чернотопье. И не надо меня уговаривать. Это людей постоянно тянет куда-то, им не сидится на месте, хочется путешествовать, оценивать разницу. А из-за этого, между прочим, все неприятности и беды. Люди почему-то думают, что все знают лучше, чем прочие. Уверены, будто понимают потребности всех остальных рас, но никогда не дают себе труда задуматься — чего же на самом деле желают другие?

Вот и Титус Мид наверняка пытается всем навязать свое видение мира. Что, скажешь, не так? Поверю тебе на слово. Разве это не стоит хоть какой-то благодарности? Послушай, представь только, что было бы, если бы Мехрун Дагон победил, есл бы Мартин не уничтожил его! Когда открылись врата, мы, аргониане, бились с такой яростью, отчаянием и силой, что военачальники Дагона испугались и закрыли дорогу в Обливион. Аннаиг поняла, что еще чуть-чуть — и она поссорится со своим лучшим другом.

Слишком далеко зашла их беседа. Она медленно вздохнула и согласилась, немного успокоившись: Твой народ сражался, не жалея жизни. Но без самопожертвования Мартина Мехрун Дагон мог бы захватить весь мир, и Чернотопье. Тогда он творил бы здесь, что. Глаз протянул ей кубок, и девушка немедленно налила ему еще вина. Мне показалось, что я услышала гнев и волнение в твоем голосе.

И выглядел ты так, будто готов в бой прямо. Оставшуюся часть ночи мы можем праздновать твой успех с микстурой. Все-таки состав не вполне безнадежный? Аннаиг чувствовала разливающееся по телу тепло — вино делало свое. Глаз посмотрел на нее искоса. Ящер усмехнулся и покачал головой. Довольно с нас неприятностей… Но то, что я слышал, касается всех. Он утверждал, что по воздуху летит остров с городом наверху. Не отмеченный на карте? Он парит в воздухе. Аннаиг нахмурилась, покрутила кубок и погрозила пальцем приятелю: И он не шутил.

Это похоже на чудо. В эру Меретик подобное было возможно — я об этом и слышала, и читала в книгах.

Book: The Elder Scrolls. Адский город

Завтра я обязательно схожу к Хекуа, повидаю старуху… За разговором они прикончили первую бутылку и откупорили вторую. Ближе к утру на Лилмот обрушился дождь. Шевелящийся занавес сильных струй, поблескивающих в свете первых солнечных лучей, принес свежесть и чистоту, смывая с городских улиц смрад разложения и гнили.

Его мать изнасиловали и хотели убить, но она выжила и всем сердцем желала смерти своим обидчикам. Она радостно смеялась, когда сын разрезал ее живот изнутри и вышел на свободу, чтобы уничтожить тех, кто причинил зло его матери, а заодно и многих других, попросту подвернувшихся под руку.

Когда его жертвы кричали от боли, захлебываясь собственной кровью, они спрашивали убийцу: В старые времена на языках северных народов это слово обозначало нож. Легенда гласила, что произошло это в Скайриме, по история нравилась наемным убийцам всех держав. Частенько молодые дерзкие парни, вступая на скользкий путь преступления, брали кличку Далк, в глубинедуши, мечтая однажды ответить врагам словами парнишки из преданий.

Но у Колина вовсе не было ощущения, будто нож — часть его тела. Рукоять казалась то скользкой, то липкой, а вися на боку, клинок все время выпирал из-под плаща, словно был слишком большим, и Колин напрасно пытался прикрыть. Почему этот человек его не заметил? Не повернулся даже — просто стоял, опираясь на перила моста, и глядел в сторону маяка. Каждый лоредас он отправлялся проведать стоящего в городских конюшнях жеребца, а после приходил сюда; иногда перебрасывался с кем-нибудь парой слов, но никогда не разговаривал с одним и тем же человеком дважды.

Колин приблизился к одинокому незнакомцу. По мосту шагали люди — в основном торговцы из Вейе, толкая перед собой тачки с товаром, который не успели распродать за день, да еще несколько влюбленных парочек пытались найти укромное местечко. Все это не в счет. Можно сказать, что на мосту они были вдвоем. Темнота не позволяла Колину рассмотреть собеседника, но парень и без того прекрасно знал, как тот выглядит: Колин приблизился на пару шагов и поравнялся с незнакомцем.

Несколько студентов из Колледжа Ворожбы приближались к ним, оживленно болтая и хохоча. Это напоминает мне о море. Ты бывал в море? Энвил — хороший город.

Помню, там есть один кабачок с замечательным темным пивом. А еще маленькая лодка с парусом — не для.

Студенты наконец-то растворились в полумраке — теперь о них напоминали лишь доносящиеся обрывки фраз на непонятном языке. По-другому и быть не. Лезвие поблескивало в свете звезд. Трудно не заметить… Их глаза встретились. По крайней мере, попытался ударить.

Мужчина заслонился ладонями, удержав запястье убийцы.

Мухина Екатерина Олеговна. Начать С Начала

Парень левой рукой сбил захват и пырнул острием. На этот раз клинок вспорол жертве предплечье. Нож Колина поднырнул под беспорядочно мечущиеся руки и воткнулся чуть пониже солнечного сплетения. Раненый отшатнулся, навалившись на перила, и с ужасом уставился на пронзившее его плоть оружие. Парень шагнул к. Он оттолкнул теряющие силу руки и перерезал горло.

Труп застыл в сидячем положении. Колин опустился рядом, поглядывая в том направлении, куда ушли студенты и откуда все еще доносились их голоса. Он не вполне осознал, что же случилось. Со стороны города к нему быстрым шагом приближались двое. Колин обнял еще теплого мертвеца за плечи, словно подгулявшего товарища, чтобы случайные прохожие не заподозрили неладного. И лишь потом понял, что поторопился. Он знал этих ночных прохожих. Один — высокий, лысый и немного нескладный человек, а второй — светлый, почти белый каджит.

Их звали Аркус и Кэша. Выполнено из рук вон плохо… Кажется, тебя просили разрезать ему горло вдоль? Давайте избавимся от трупа и пойдем отсюда. Аркус потряс его за плечо. Значит, ты теперь один из. Не помня себя от радости, Колин вскочил, схватил мертвеца за ноги, в то время как лысый взялся за плечи. Вместе они перевалили труп через перила — тот плюхнулся в воду, однако не утонул, а медленно поплыл, не сводя пустого взгляда с Колина.

Но парню было все равно. Три года он ждал, когда же его так назовут. Все просто и обыденно. Все необходимые бумаги ему выправили на следующий день. Их вручил управляющий Маралл — круглолицый потеющий мужчина с короткой жесткой бородой. И я советую тебе не пытаться выяснять. Предполагается изначально, что воображать ты не будешь. Ты не властен над жизнью и смертью.

Решения принимаются выше. В основном они исходят от императора. Само собой, причина есть. Но эта причина нас с тобой не касается. Тебе не полагается воображать или размышлять, а полагается лишь выполнять приказы. В конторе меня учили думать. И у тебя неплохо получается. Все ваши преподаватели заявляют об этом в один голос.

Ты отлично зарекомендовал. Но думать тоже надо с умом. Если тебе приказали найти шпиона, затесавшегося в охрану императорского дворца, ты просто обязан воспользоваться логикой и приложить все усилия разума. Если тебе потребуется доподлинно выяснить, кто из дочерей графа Каросского отравил гостей, опять же ты должен для расследования использовать ум, наблюдательность и умение делать вы воды.

Но если ты получаешь ясный и четкий приказ похитить что-то, отравить кого-то или зарезать, то думать нужно только о том, как лучше выполнить задание. Ты — надежное и неотразимое орудие Империи. Иначе не задал бы всех этих вопросов. Один из городских гвардейцев рекомендовал тебя, просил взять для испытания. Его отец умер, мать едва сводила концы с концами — прачка зарабатывает. Мальчишкой он выучился читать, но вряд ли сумел бы получить более глубокое образование.

А если бы и получил каким-то чудом, то до сих пор мучился бы, придумывая, куда его применить. В лучшем случае он работал бы на судоверфи или нанялся на торговое судно матросом.

Приглашение от имперской службы оказалось воплощением детской мечты и могло дать все, чего он желал подростком. И что совсем немаловажно — заработок. Из нового жалованья, положенного ему как инспектору, он мог посылать деньги матери, чтобы ей не пришлось до самой смерти стирать чужое белье.

И это не последние, сынок. Просто дальше тебя будут испытывать не служащие нашей конторы, а сама жизнь. На нашей работе каждый день жизнь бросает новый вызов, подсовывает новые загадки. Если ты не готов к этому, то лучше откажись сразу, пока не поздно. Оставшуюся часть дня можешь отдыхать и заниматься своими делами. Разъяснение по новым обязанностям получишь завтра. Колин кивнул, попрощался с Мараллом и ушел. Ему не терпелось посмотреть новое жилье.

Едва она попыталась подняться, как голову сжала тупаяноющая боль, в желудке всколыхнулся противный липкий ком. Сколько же вина они вчера выпили? Придерживаясь за стену, она медленно направилась в сторону кухни, щурясь всякий раз, когда яркий дневной свет острым ножом резал.

С трудом добравшись до печи, развела огонь, а потом открыла дверь в кладовку. Здесь в полумраке висели связки колбас, дл и иные тушки соленой рыбы-сабли, стояли корзины с мукой, солью, сахаром, рисом, пожухлыми, а потому жалкими овощами. На полочке лежали яйца, еще теплые — значит, Тай-Тай недавно приходил… А еще в кладовке находился обитый кожей сундучок для специй, в котором прятались семьдесят восемь баночек, бутылочек и мешочков со всевозможными семенами и сушеными травами.

Вот они-то ей и нужны. Вскоре рубленый чеснок и красный перец отправились в разогретое масло; острый и щекочущий ноздри запах распространился по дому, и на кухню явился Светло-Глаз. Старый Тенни раньше готовил такое для папы — еще когда мы могли позволить себе держать повара. Важно другое — соблюсти баланс сущностей: Добавила две горсти сушеного риса, залила на палец выше кокосовым молоком и поставила томиться в печь. Когда каша разварилась, девушка разлила ее по тарелкам, отрезала по ломтику от оленьего окорока и ветчины, рядом положила соленую арбузную корочку.

Когда девушка поставила перед ним тарелку, аргонианин осторожно попробовал, подумал и начал уписывать за обе щеки. Аннаиг с улыбкой посмотрела на него и зачерпнула ложкой из своей тарелки. Но прежде чем они поймали ветер, чтобы уклониться в сторону, остров ни разу не менял курс. Он идет строго по прямой, а значит, прибудет сюда самое позднее завтра утром. Сверху он плоский — моряки заметили постройки. Представь себе, они вошли в порт, высадились на сушу и, не медля ни дня, верхом на лошадях уехали прочь, в глубь материка.

Ни один из его магиков ничего не почувствовал и не смог дать никаких пояснений. Они сходились лишь в одном: Отец взял ложку, пригубил и блаженно закрыл.

Разговаривая с отцом, она всегда испытывала неловкость и беспокойство и при этом знала, что не права, но от этого беспокойство только возрастало. Его дух казался настолько ослабевшим, будто его большая часть потерялась. О нем ты слышал что-нибудь?

Крестьянский сын - Раиса Григорьева

Особенно капитан стражи Кваджалил, которого из-за него уволили со службы. Они отправили несколько судов на разведку. Суда все еще не вернулись — по всей видимости, гоняются за призраком. Трудно найти то, чего нет и быть не .